Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как строится сепаратистский проект «Республика Беларусь»

1 мая 2020
2 259
Как строится сепаратистский проект «Республика Беларусь»
Госконцерн «Белнефтехим» проинформировал 29 апреля о приобретении у Саудовской Аравии 80 тыс. тонн нефти.

Танкер прибудет по отработанному маршруту: после разгрузки в порту литовской Клайпеды цистернами сырьё доставят до перерабатывающих мощностей в Белоруссии.

Как и в случае с норвежской нефтью, переплата будет немалой. Однако «выгодную нефть» в руководстве постсоветской республики называют так исходя не из экономического расчёта, но политического. Александр Лукашенко желает в очередной раз продемонстрировать Владимиру Путину, что может обойтись без российской нефти. Если поднапрячься – то и без российского газа.

В апреле переговоры Минска с Вильнюсом на тему «газовой диверсификации» подошли к финишному треку. По инициативе литовской стороны 23 апреля президент Литвы Гитанас Науседа обсудил с Александром Лукашенко «широкий спектр вопросов двустороннего сотрудничества», в том числе перевалки в интересах официального Минска различных грузов через порт Клайпеды.

«Также президенты подробно обсудили тему диверсификации поставок энергоресурсов – нефти и газа. Стороны договорились поручить министрам энергетики двух стран проработать вопросы энергетической безопасности», – сообщала пресс-служба белорусского лидера.

В интерпретации Науседы, прежде демонстрировавшего откровенную антипатию к Лукашенко, мотив его предложения помощи в замещении нефти и газа из России был таким: «Наверное, вы не сможете оспаривать то, что наше желание диалога, который мы реально начали, и наше желание помочь Белоруссии сохранить суверенитет, предоставляя энергетические альтернативы, позволяет господину Лукашенко говорить как равноценному партнеру с Путиным. Если бы было иначе, то он, не имея альтернатив, не очень мог бы чего-то требовать».

Науседа признал, что Россия поддерживает другую часть так и недостроенного Союзного государства «искусственно заниженными ценами на энергоресурсы», отметив также: «Россия пользуется этим как инструментом шантажа». В таком же духе, обвиняя Москву в «шантаже» и прочих мнимых грехах, разъясняет ситуацию и госагитпроп Белоруссии. Даже в русофобских штампах оба лимитрофа весьма близки.

Спустя неделю, 29 апреля, литовский министр энергетики Жигимантас Вайчюнас, комментируя ход строительства Литвой газопровода GIPL, заявил о готовности Вильнюса оказать Минску «помощь в диверсификации энергоресурсов, нефтяных или газовых». Чиновник сделал важную оговорку: при условии, «если увидим заинтересованность со стороны Белоруссии». Фактически один постсоветский лимитроф пригласил другого поучаствовать в инфраструктурном обеспечении создания «санитарного кордона» вокруг России.

На самом деле такое приглашение было озвучено давно, неоднократно и по разным каналам. Проблема западных кураторов заключалась в том, что как Лукашенко ни подталкивали к участию (в том числе финансовому), он желал воспользоваться уже готовыми решениями. Как только заходила речь о деньгах, Минск выскальзывал из переговорного процесса, под разными предлогами отказываясь вкладываться в прожекты с СПГ-терминалами в Прибалтике или на черноморском побережье Украины.

Советник литовского министра Аурелия Верницкайте рассказала о хитроумной схеме, которая позволит обойтись без физических поставок газа из Литвы в Белоруссию. Сделка swap позволит Лукашенко получить нечто вроде козыря для будущих нефтегазовых конфликтов с Москвой.

«Да, есть возможность для таких энергетических обменов, как, например, закупленный Белоруссией на Клайпедском терминале СПГ остается в литовской системе передачи газа, а соответствующее количество газа, закупленное Литвой у России, используется в Белоруссии и не попадает в Литву», – рассказала Верницкайте.

На самом деле у Лукашенко никогда не было, нет и не появится реальных козырей в нефтегазовых конфликтах с Россией. Сами конфликты ему нужны для извлечения не экономических, а имиджевых выгод. Поэтому они так регулярно совпадают с электоральными циклами в Белоруссии. Сейчас бессменный белорусский лидер оформляет себе ещё один президентский срок.

Предыдущий конфликт датирован 2015−2016 годами: тогда правительство Белоруссии обещало закупать «выгодную» нефть у Азербайджана постоянно и на протяжении многих лет. До этого была «нефтяная война» 2010 года – с такими же обещаниями Венесуэле. Минск не сдержал своих обещаний: после шумных демонстраций «нефтяной независимости» бюджет иссяк, и цирковое представление прекратилось. Похожая история была в 2006–2007 годах.

Поэтому и нынешний конфликт – всего лишь ремейк или продолжение предыдущих серий. Как только оскудеет бюджет Белоруссии, всё сразу прекратится. Внезапно замолкнут рупоры лживой «Белтелерадиокомпании», прекратятся угрозы репрессий, найдутся основания для легализации «Бессмертного полка».

Пока же политическое руководство Белоруссии увлечено реализацией идей националистов 90-х и их западных кураторов. Особенность ситуации в том, что уже не только националистическая символика и риторика, но и весь прочий между прочим присвоенный багаж вчерашних врагов господин Лукашенко сотоварищи считают «своим». Подняты из нафталина концепты «Междуморья» и «Балто-Черноморского коллектора», старательно выискивается более комфортное место Минска в польских инициативах «Триморья» и «Восточного партнёрства».

Среди новых проектов – заявленная 29 апреля инициатива строительства магистрального нефтепровода «Гомель-Горки». Соответствующее распоряжение Александр Лукашенко подписал 29 апреля. В комментарии президентской пресс-службы сказано: «Заказчиком по проектированию и строительству нефтепровода определено ОАО «Гомельтранснефть Дружба», генеральной проектной и генеральной подрядной организацией – производственное объединение «Белоруснефть».

Труба «Гомель-Горки» соединит северную и южную ветки нефтепровода «Дружба», что обеспечит переток нероссийской («альтернативной») нефти между двумя НПЗ – в Новополоцке и Мозыре. Поставки такой нефти планируется осуществлять через порты Украины, Литвы и Польши. Совмин Белоруссии уже утвердил тарифы на поставки реверсом из Польши.

До этого правительство Белоруссии помогло Украине оживить нефтепровод «Одесса-Броды» и попросило Варшаву ходатайствовать перед вашингтонским обкомом о реверсных поставках «альтернативной» нефти. Таковой Лукашенко надеется получать 2/3 (по последним уточнениям – половину) от общего объёма нужд белорусских НПЗ, а таковые им же оценены в 24 млн т ежегодно.

Деньги на строительство новых трубопроводов Лукашенко надеется получить от США, так как в «санитарном кордоне» заинтересован, прежде всего, Вашингтон. Белорусский лидер озвучил сумму $1 млрд «на логистику», заверив, что «мы можем рассчитывать, что получим от них совсем дешевые кредиты на строительство той же несчастной трубы с Балтики».

Белый дом действительно предлагал миллиард, но не Лукашенко. Помпео предлагал содействие в поставках нефти взамен российской, но не обещал, что это будет добытая в США нефть. И уж тем более Минск не получит от США нефть дешевле, чем из России. Вашингтонский обком говорил о «конкурентных» и очень привлекательных ценах – видимо, с той же смысловой нагрузкой, которую используют в Минске, разводя демагогию про «выгодную» нефть не из России. Выгодную идеологически, а не экономически.

Таким образом, в нынешнем нефтегазовом конфликте три новых аспекта. Возможно, не столько новых, сколько лучше проработанных.

Во-первых, вовлечение в конфликт Минска с Москвой серьёзных геополитических врагов России. За последние годы Александром Лукашенко, главой его внешнеполитического ведомства Владимиром Макеем и прочими проделана большая работа. Особым символизмом был наполнен визит в Минск главы Госдепа Майкла Помпео, публично пообещавшего помощь США в замещении российских углеводородных поставок.

Во-вторых, появление в повестке темы диверсификации газа. Замещение прямых поставок «Газпрома» прорабатывается с учётом украинского опыта и при поддержке прибалтийских этнократий, которые относительно недавно жёстко враждовали с официальным Минском, открыто глумясь над «последним диктатором Европы». Как выяснилось, при обсуждении финансовых вопросов в непростые времена Науседа и Лукашенко вполне-таки коллеги, и в некоторых проектах даже товарищи.

В-третьих, подкрепление теорий делами, переход от прожектов к проектам инфраструктурного обеспечения функционирования «санитарного кордона» вокруг России. Как бы этот пояс ни называли в Минске, Варшаве, Вашингтоне, Лондоне или где-либо ещё, сущность его с прошлого века не изменилась.

Лишь на первый взгляд проекты нефтепроводов и газопроводов не имеют иной нагрузки – политической и идеологической. На самом деле они создают инфраструктурный и экономический базис для продолжения сепаратистского проекта «Республика Беларусь». Обособление и максимальное дистанцирование отторгнутых от России территорий всегда поддерживалось коллективным Западом, по возможности за счёт самой России.

Не случайно Лукашенко ограничил объединение с Россией в формате Союзного государства только экономической проблематикой и отсёк политическое и гуманитарное измерения интеграции. Впрочем, даже экономическое измерение он обусловил такими ультиматумами, которые Москва посчитала неприемлемыми. В итоге было торпедировано и это направление. Фактически на Союзном государстве Лукашенко поставил крест, подготовив почву для перевода проекта в формат двусторонних отношений со «стратегическим партнёром».

Всё идёт к тому, что сменщик Лукашенко в лучшем случае уравновесит Москву с Пекином. При условии, что председатель КНР не полностью утратит интерес к очередной «Восточной Швейцарии».

Есть основания считать, что цель у Лукашенко та же, что и у удельных князей раздробленного Древнерусского государства накануне монгольского нашествия. Поэтому с точки зрения традиционного ценностно-мировоззренческого подхода, в контексте Русской цивилизации, Русского мира, Русской миссии у деятелей вроде Лукашенко, Порошенко и прочих нет и не может быть никаких оправданий, никаких смягчающих обстоятельств.

Поделиться: