Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

С кем борется Лукашенко, запрещая «Бессмертный полк» в Белоруссии

16 апреля 2021
2 073

«Бессмертный полк» проходит шествиями по белорусским городам с 2012 года. До этого, ещё с советских времён чиновники организовывали торжественные шествия, на которые разными способами собирали рабочих и служащих, студентов и школьников. Официальные мероприятия проходят организованно, по разнарядке, с государственной, прочей политической и корпоративной символикой, часто с транспортным обеспечением.

Участники Бессмертного полка
Участники Бессмертного полка
© ИА REGNUM

Появление неформального «Бессмертного полка» стало сенсацией. Выяснилось, что студенты могут прийти добровольно, без кураторов и обещаний поблажек на сессии. Их родителям тоже оказалось интереснее и душевнее прибыть на массовое шествие добровольно и самостоятельно, что называется, по зову сердца.

«Бессмертный полк» стал неприятным сюрпризом для бюрократии, не привыкшей и не желающей работать по-новому. Поэтому вплоть до сего дня многотысячные альтернативные шествия госагитпроп старательно не замечает и целенаправленно удаляет любое упоминание о них. Если просмотреть выпуски новостей белорусских телеканалов за прошлые годы (центральные телеканалы в Белоруссии только государственные), то можно удивиться изворотливости операторов, старательно обводящих камерами участников народной акции памяти.

Сергей Иванов. Царь. XVI век. 1902
Сергей Иванов. Царь. XVI век. 1902

«Бессмертный полк» неприятно удивил прозападную националистическую оппозицию, которой, как и официозу, было комфортно в монохромном представлении о реальности. Долгое время местечковые националисты позиционировали себя единственной альтернативой «диктаторскому режиму», видели только себя «гражданским обществом» и выстраивали свои действия на «отзеркаливании» официоза.

Внезапно оказалось, что белорусская жизнь имеет ещё и другие цвета, и даже оттенки идейно-политического спектра. Выяснилось, что есть в Белоруссии ещё кто-то помимо пресловутых «ябатек» и «змагаров» – то есть помимо системных и антисистемных националистов. Возникла угроза неоправданно затянутому шоу борьбы нанайских мальчиков.

Национализм в Белоруссии
Национализм в Белоруссии
Иван Шилов © REGNUM

«Бессмертный полк» стал точкой сбора пресловутой третьей силы. Поводом стала самая что ни на есть благородная и актуальная цель – сохранение исторической памяти. Георгиевская ленточка объединила носителей традиционных ценностей и смыслов, которым оппоненты попросту не могут ничего противопоставить.

Запрещая шествия «Бессмертного полка», чиновники «идеологической вертикали» не возражают ни против повода, ни против символов, ни против целей и задач белорусской части международной акции. Формально они якобы не находят возможности согласовать маршрут. Кроме того, они требуют деньги за реализацию гражданами своего права на мирные собрания и шествия в память о своих предках, обеспечивших возможность родиться и жить тем, кто такие шествия запрещает. Причём неплохо жить за счёт налогоплательщиков. Фактически чиновники ввели новый противозаконный налог на сохранение исторической памяти. Такого нет нигде в мире.

Международная акция «Бессмертного полка» до пандемии, в 2019 году охватила более полутысячи городов в 115 странах мира. При этом с наибольшими трудностями в проведении шествий столкнулись жители не Германии или стран других континентов, а постсоветских республик – Украины, Узбекистана и Белоруссии.

Оноре Домье. Чиновники. 1834
Оноре Домье. Чиновники. 1834

Александр Лукашенко договорился до того, что считает Отечественные войны «не нашими». Можно было бы списать этот кощунственный ревизионизм на оговорку, если бы он в конце 2019 года не повторил это дважды. Президентская пресс-служба, штатные пропагандисты госСМИ и прислуживающие им внештатные («батькины эксперты») очень постарались изобразить скандал как недоразумение, однако не вышло. Все всё поняли правильно. Тем более, что в июне 2020 года он заговорил про «святой народ, который порой боролся и сражался не в своей войне».

Ещё один пазл «белорусизации» встал на своё место.

Владимир Путин выходит на шествие «Бессмертного полка» с портретом своего отца-фронтовика. Руководитель другой части Союзного государства выходит на созданное в 2016 году в пику «Бессмертному полку» шествие «Беларусь помнит» с внебрачным сыном. По мнению представителей белорусской общественности и российских экспертов, в этом кроется одна из причин неприятия белорусским правителем самой идеи международной акции.

«Красная Пасха» не воспринимается «православным атеистом» Лукашенко ещё и потому, что она ему неподконтрольна. «Бессмертный полк» до сих пор не удалось нашпиговать агентурой спецслужб и взять под управление.

Белорусскую часть международного движения «Бессмертного полка» настойчиво пытались растворить в «самостийной» официозной акции «Беларусь помнит». Потерпев неудачу, чиновники попросту стали запрещать проведение шествий «Бессмертного полка» в белорусских городах.

Особенно скандальными были запреты в 2018 и 2019 годах. Шествия «Бессмертного полка» в конечном итоге состоялись, но с большим негативным международным резонансом.

В 2020 году был замечательный предлог – пандемия. От неё, как заверял Лукашенко, якобы «никто не умер и не умрёт». Тем не менее, такой предлог для отказа был использован применительно к народной акции. Официозные же мероприятия были проведены – самый малочисленный в белорусской истории парад 9 мая, акция «Беларусь помнит» и даже шокировавший ВОЗ никому не нужный субботник.

Леонид Соломаткин. Угощение чиновников. 1864
Леонид Соломаткин. Угощение чиновников. 1864

Различия между народной акцией «Бессмертный полк» и чиновничьей «Беларусь помнит» слишком велики, и это очевидно всем, кроме Лукашенко. Он пытается продвигать обратную точку зрения, грубо искажая факты. Придворные в худших традициях азиатчины одобрительно трясут головами – как и в предыдущих подобных случаях («оккупированные ленинградцы», «Скорина Питерский», борьба с Российской империей в 1939 году и др.).

«Бессмертный полк» и так далее… Я категорически против. Не потому, что против этой акции. Это блестящая акция, российская акция, мы с президентом России обсуждали несколько лет назад этот вопрос. Я говорю: «Тоже там ваши нас упрекают, что мы якобы запрещаем «Бессмертный полк». Вы же у нас, грубо сказал так, передрали эту идею». Помните? «Беларусь помнит». Вы помните эти акции? Я стал президентом, первая моя была акция, и меня ветераны позвали идти от универмага, по-моему, мы шли от ГУМа до Площади Победы и возлагали всегда венки. Кто – с портретами, кто – еще с чем-то. А потом ходили еще первые годы, я помню, в одной акции принимал участие будучи президентом, к памятнику Ленина. Точно такое же шествие. Почему мы должны бросить свое «Беларусь помнит» и схватиться за «Бессмертный полк»? Если по своей сути и даже по внешней форме они схожи, они одинаковы», – заявил Лукашенко 1 марта 2019 года.

На самом деле «передрали эту идею» как раз в Белоруссии с российского «Бессмертного полка», который возник раньше и стремительно стал международным. «Беларусь помнит» возникла позже и изначально создавалась как местечково-самостийная альтернатива, уже в самом названии которой было заложено отсутствие перспективы выхода за рамки постсоветской республики. Если уж на то пошло, то на сайте moypolk.ru опубликованы фотографии советского периода, когда никакой «Беларусь помнит» не было и в помине. Помимо других, опубликована фотография новосибирских школьников, вышедших в День Победы 1965 года с портретами своих отцов – фронтовиков.

Никто, кроме Лукашенко не ставит вопрос о том, что он со своим окружением должен что-то отбросить. Участники «Бессмертного полка» вовсе не против официозных акций. Они хотят лишь одного – чтобы им не запрещали проводить мемориальное шествие, не обкладывали его налогами, не делали из них людей второго сорта.

Георгиевская ленточка, аналоги которой использовались в Дни Победы ещё с советских времён, стала очень успешным символом. По поручению лукашенковских «идеологов» была разработана альтернативная символика для «Беларусь помнит», которую народ не принял. Явно ощущалась искусственность бутоньерки из красно-зелёной материи с цветком, которая совсем никакого отношения к Великой Отечественной войне не имела. Даже если сводить уровень праздника на уровень приватизированной «национальной квартиры», то флаг БССР во время войны был красным. Зелёная полоска и орнамент появились лишь в 1951 году, а цветок и вовсе отсылает к садам, которые нацисты удобряли пеплом от сожжённых в крематориях трупов.

Различия не только по форме, но и по содержанию наглядно иллюстрирует ситуация 9 мая 2018 года на площади Победы в Минске. Тогда под жарким солнцем в ожидании конца официозного мероприятия с участием Лукашенко томились шеренги курсантов, кадетов и школьников. Им выдали портреты советских полководцев. После того, как Лукашенко зачитал заготовленную спичрайтерами речь, провёл PR-акцию и уехал, к возложению цветов у монумента были допущены стоявшие за оцеплением участники шествия «Бессмертного полка». Они стали задавать юношам вопросы – не их ли это славные родственники на табличках. Ответы обескураживали: «нет, нам дали подержать», «я не знаю, кто это – нам выдали» и в таком духе.

Вот в этом и заключается главное отличите «Бессмертного полка» от «Беларусь помнит»: участники народной акции вышли добровольно и по зову сердца с портретами своих родственников-ветеранов, а согнанным на официозную акцию «дали подержать» чей-то портрет, не удосужившись даже объяснить, чей это портрет. Однако осознание зачем «дали подержать», судя по лицам молодых людей, было – для массовки на чуждом им мероприятии. Стоит ли потом удивляться, что белорусская молодёжь выходит на акции националистов под их «коллаборационистские профашистские» бело-красно-белые знамёна и плюёт на могилы защитников Отечества.

Протестующие с бело-красно-белым флагом в Минске
Протестующие с бело-красно-белым флагом в Минске
(сс) Homoatrox

Что в итоге Беларусь «помнит», и помнит ли она что-то вообще – это мало кого интересует. Вспоминают и «помнят» о том, чего не было. Например, как во время «не нашей» Великой Отечественной войны якобы сражались за «суверенитет и независимость» и освобождали от немецко-фашистских захватчиков не существовавшую в то время «Республику Беларусь», чтобы жить «на клочке земли». Главное, что «Бессмертный полк» не допустили. Похоже, его идейной цельности, массовости и в целом успеха чиновники президентской администрации боятся как огня.

Если присмотреться внимательнее к такой постановке вопроса, то она в свете поствыборных волнений 2020 года выглядит по меньшей мере ущербной. «Бессмертный полк» мог бы стать союзником хотя бы на время. Тем более, что Ольга Карач, Павел Латушко и другие оппозиционеры анонсировали на 9 мая «День Х» с акциями под бчб-флагами. Мингорисполком сможет использовать этот анонс как дополнительный повод для отказа в шествии (не официальному, разумеется). Однако это мелочь на фоне фиаско перспективного альянса актива «Бессмертного полка» с держащимся только на штыках госаппаратом.

Беда в том, что тоталитарная система не предполагает никакого союзничества – даже ситуативного. Она может генерировать лишь жалкое подражание и карикатурные ремейки, типа заявленного 13 апреля проправительственным «Белорусским союзом женщин» проекта с двусмысленным названием «Я, мы помним!».

Лукашенко, публично заявивший в 1995 году о стремлении взять за образец президентской республики гитлеровскую Германию, в движении по этой кривой дорожке многое успел сделать. Такие заявления, равно как и о «не наших войнах», не забываются. Их трудно не вспоминать перед лицом фактов продолжающегося синтеза «белорусской нации» с «тысячелетней историей», в которой место народных героев заняли польские шляхтичи. Судя по русофобской риторике официоза другой части Союзного государства, главным врагом Белоруссии вплоть до прошлогоднего финала президентской кампании была Россия.

Лукашенко
Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Поэтому даже сейчас, когда пресловутая бчб-символика высочайше объявлена «фашистской» и даже представлена замаранной в Хатынской трагедии, «Бессмертный полк» с его Георгиевской ленточкой остаётся неугодным. Его по-прежнему пытаются представить как якобы чуждый Белоруссии, как якобы созданный в России или приехавшими из России, как якобы придуманный «назло» Лукашенко лично и едва ли не всему белорусскому народу в целом, как якобы из упрямства неких «провокаторов» до сих пор не слившийся с официозной акцией «Беларусь помнит». А та, в свою очередь, якобы самая что ни на есть аутентичная и якобы единственно правильная форма сохранения исторической памяти.

Чиновничьи запреты, попытки дискредитации, разложения и принуждения к «вливанию», как показала практика, поставленных целей и задач не достигли. Сил и средств было достаточно, проблема в другом: «Бессмертный полк» – это не стадо.

«Бессмертный полк» – это триумфальное шествие внуков победителей вместе со своими предками. Это не только родовая память, но и манифестация духа, мистерия Победы. Даже самый маленький человек в этом шествии энтузиастов чувствует себя равным среди сопричастных к по-настоящему великому, невероятному подвигу. Для многих – это ещё и реванш за унижения постсоветского безвременья в осколке расчленённой на самостийные уделы Родины.

Сергей Артёменко
Поделиться: